Сезон был замечательный!

Путик составляет важную часть жизнь промысловика. Право «собственности» охотника на этот участок обычно никем не нарушаются. Бывает, что путик, словно неприкосновенное имущество, переходит из поколения в поколение. Я, следуя русской пословице, которая рекомендует готовить сани летом, еще в августе берусь за дело в преддверии промыслового сезона.

Сезон был замечательный!

Пока стоят летние деньки, можно наловить рыбы. Ее желательно «проквасить» и присолить. На головы копченой рыбы я в основном приманиваю куниц.

С открытием сезона охоты разрешается добывать бобра. «Квасить» его не советую, «аромат» будет несусветный, пропахнут и рюкзак, и одежда. Мясо лучше засолить и облить бобровой струей, разведенной на спирту. Впрочем, в 2016-м и в сезон 2017-2018 годов я не поймал ни одного бобра. И об этом расскажу поподробнее.

«Этика охоты»

Приобрел я легальные орудия лова — проходные, большие деньги потратил. Думал, что мои «вложения» окупятся, но… не получилось. Пару штук у меня увели «товарищи» с реки, а один — из лесной старицы. Там же такие завалы, но все равно как-то утащили!..

Ругал я их до третьего колена, злюсь до сих пор. Сгоряча даже решил «расквитаться» и поставить злыдням доски с гвоздями, но все же передумал: вдруг попадется кто-то невиновный…

К слову, была у меня лайка Кама. Так она могла отыскивать пропавшие орудия лова, даже из воды их доставала. Как-то я поставил с десяток штук на норку. А какой-то «доброжелатель» все утащил. Хорошо, что Кама их нашла в этой же речушке примерно в паре километров от моего путика. Вот такая у нас «этика охоты».

Ногозахватывающие капканы нам использовать нельзя. За океаном почему-то ловят, а мы… права не имеем. Почему? У нас нет уже почти никакого промысла, да и пушнина никому не нужна. «Купцам» подавай соболя да куницу. За выдру дают 800 рублей. А бобр… тот вообще не товар.

Зато по телевизору смотришь программу про Аляску и прямо-таки завидно. Ловят там, чем хотят, пушнина в цене. А главное — забота об охотнике. Дескать, промышляй, а мы у тебя все купим. А если вдруг заболел, то самолетом лекарство забросим.

У нас на этом фоне только «трагикомедия»… В протравочной норе лису зоозащитнички жалеют, а в поле все виды транспорта ее бедную давят. А уж про снегоходы и говорить нечего…

Да еще бешенство сейчас много где выявляют. В советское время мы лису сдавали государству и про эту болезнь даже не слышали. Я лично ободрал сотни зверьков. За 50 лет охоты на «рыжую» не прихватил ни одной заразы.

Правда, был один неприятный случай. Жена как-то чесотку «подцепила» от крошки енота. Я его шкурку мыл в ванне и сдал трофей за… двадцать копеек.

А сколько «бешеных» лис продали «буранщики»? О-го-го! Сейчас у нас ее почти не видно, разогнали, похоже. Ну а коль случайно встретят и пришибут, то… просто выбросят. Что это? Глупость? Кажется, к этому уже всех приучили. Производителям надо увеличивать продажи своих снегоходов, а лиса — это так… пустяк.

Душа болит

Брошенные поля и погибшие деревни — тоже «мелочь»? А кто бы подумал о душе русского охотника!? Нет у нас на Урале былых зерновых полей. Без них стало меньше корма для птицы, для кабана, для медведя. Зайца теперь почти нет.

Но мы-то помним, какое было изобилие птицы и зверя до развала сельского хозяйства! Зайцы и лисы забегали даже в огород. Я знаю, видел это своими глазами, поскольку жил в деревне. Кроме зерновых, сажали капусту, свеклу, морковь, огурцы… На полях собирались тучи тетеревов, куропаток. В лесу было много рябчика.

Вот почему от этих воспоминаний у меня болят душа и сердце! Большое счастье — родиться охотником. Говорят, что это от Бога. Можно просто слушать лесную тишину и получать огромное наслаждение.

Конечно, этого никогда не узнает и не почувствует человек, который случайно стал охотником и ездит в угодья лишь для того, чтобы пострелять зверюшек. А меня постоянно тянет то на реку, то в лес. И без этого жизнь не в жизнь.

Нынче в угодьях почти пусто, и, не будь там куницы, я бы умер от скуки. Маленький промысел, но как от него радостно душе и телу! А сердце? Оно замирает от всего увиденного. Да и трофей радует все существо, поскольку охота — занятие очень эмоциональное. Правда, не каждый выход греет душу, но об этом позднее.

Смотрите также:  Зимняя охота на зайцев

С выходом на пенсию я стал больше пропадать в лесу. И однажды ради интереса решил подсчитать, сколько раз за зиму выходил на путики. Оказалось… 75. Правда, тогда мне было около 60 лет. Возраст приличный, но как здорово ! Сейчас выходов, конечно, намного меньше, да и путики стали короче… Так что же было на них в 2017-м и 2018 годах?

Таинственное и захватывающее занятие

Дождливое позапрошлое лето принесло небольшие огорчения. Густая и высокая трава путала ноги, и пробираться по ней было трудновато. Дорог почти не осталось, они раскисли. Несколько моих орудий лова, оставленных на деревьях, утащили лесорубы.

Середина ноября принесла, наконец, трофеи. Помню, что выдался солнечный и сухой день. Проверял я путик в первый раз — это всегда таинственно и захватывающе. Кажется, что над каждой елкой висит знак вопроса: «Что там?». Крадешься почти на цыпочках, весь в ожидании.

Первые два орудия лова оказались пустые. Попалась куница на третьем. Спасибо, Господи! Начало есть! На четвертом — пусто. На пятом… еще одна. Хорошо! Удача не оставила меня.

Прошли мы с моей лайкой Катериной речку, поле. Отправились в лес проведать другой путик. Там я разместил всего четыре орудия лова. Ура! На первом же оказалась куница. Да, день выдался замечательный…

А вот и конец ноября. Потеплело, пошел дождь. Мы отправились обследовать очередной путик. Мои орудия лова добыли пару куниц, еще одна оказалась у собаки. Я миновал дом в заброшенной деревне и направился в конец путика. Там меня поджидали еще два трофея. Такова была удача 31 ноября 2017 года. Видно, все же не оставил Бог охотников!

Катерина в тот день частенько лаяла на белок, а я их почти не добываю. Изредка только стреляю, когда вижу на березе. Эти зверьки — тоже неплохая приманка для куниц. Чтобы не обижать Катерину, сбил одну с дерева, а потом долго бегал за лайкой, чтобы отобрать белку. Запыхался вусмерть… зато на нее взял трофей.

Колготки для куницы

Кроме белок, я использовал в качестве приманки мясо в мешочках, которые делал из лоскутков материи и обливал бобровой струей. Потом надоело вязать эти «кульки», придумал другой способ. Выпросил у дочери старые колготки, и дело пошло быстрее. Два узла — и готово.

Если оставить мясо неприкрытым, то его попробуют утащить все, кому не лень: мыши, дятлы, сойки, сороки. Но ни одна ворона в ловушку не попалась.

Зато почему-то на мясо кидались летяги. За всю жизнь я не видал их столько на деревьях. И зачем бросаться в ловушку? Наверно, вкусненького захотелось? Впрочем, урон их семейству я нанес небольшой. Одну всего поймал за весь сезон.

Ноябрь… сыро. Один путик результата пока не дал. Да и следов там нет куньих. Видать, не было выводка. Ничего, идем дальше.

В одном перелеске вскочил заяц. С испуга я по нему промазал, а второй выстрел сделать не получилось из-за густого осинника. Дальше на нашем пути вырос густой козлятник. Эх, колхоз, почему не убираешь? Я ругался, а что толку… Лезь давай.

Тут переходу метров двести. Сырой козлятник «треножил» ноги, а вода лилась за голенища сапог. Пришлось брюки натянуть сверху. Уфф, давно бы так. Новый путик тоже оказался пустой.

Только пройдя километра три, я снял в этот день первую куницу. Но она попалась уже на следующем путике, которые у меня совсем небольшие. Перехожу из одного лесочка в другой. И вот сейчас нам предстоит шагать полевой дорогой очень далеко. Так мы и топали до последнего орудия лова, где меня ждала еще одна куница!

Двадцатые числа ноября. Мы с Катей идем по первому путику, где в тот раз поймал трех. Собака лазает по речке, по хаткам бобров. Подняла зайца и надолго пропала. Мне теперь не везло — везде пусто.

До финальной точки еще километров пять. Хорошо, что солнечно да и дорожка есть. Топаем потихоньку. Выходим к последнему орудию лова. О… есть куница!

Ожесточенная схватка

Заключительные дни ноября. Направляюсь проверить самый дальний путик, который делю надвое. Вначале еду на автобусе к финальной точке маршрута. Проверяю примерно до середины — все пусто. Шагаю в ближайшую деревню, где опять сажусь на общественный транспорт. Через пару дней отправляюсь обследовать вторую половину. Смотрю: все пусто и пусто…

Осталось лишь два шанса. У предпоследнего орудия лова лайка завизжала по-дикому. Значит, наткнулась на живую куницу, которая впилась в собачий нос, и та заорала от боли. Я бежал и кричал:

Смотрите также:  Раз, да раз)))

— Фу, Катька, фу!

В такой схватке моя верная помощница может повредить шкурку зверьку или оторвать ему ногу. Желая сохранить трофей в целости, я пытался бежать побыстрее и орал во все горло. Как на грех, мне дорогу загородил густой елушник. Кое-как из него выбрался, а когда добрался до места — там было уже пусто. Ни куницы, ни Катерины. Что за ерунда?!

Стал звать собаку — все без толку. Я так и не понял, куда и за кем она убежала. Прошел метров 700, тут и Катька появилась. Нос порван, у глаза тоже клочок шкуры.

— Ну ты даешь! Кто тебя так?! — воскликнул я. — Пойдем, посмотрим!

На месте схватки я не нашел никаких следов, только собачьи. Вероятно, это была норка. Спрыгнула с носа… и в воду. А норка нам не нужна.

У нас осталось еще одно место для проверки. Ура! Это орудие лова принесло нам большущего куна. Таких застывших зверей лайка не трогает, они не кусаются. С живыми хищницами собаке интереснее. Как-то еще в октябре Катерина загнала на ольхушки двух куниц. Молодец, конечно, но мы таких не трогаем: они «не выходные».

Испытание на прочность

Что ж, ноябрь принес нам неплохой улов. Что даст декабрь? Он подарил уйму снега и теплую погоду: температура была близка к плюсу.

На моих лыжах камус до середины, и уже часам к одиннадцати дня стал налипать снег. Мы с Катей осматривали окрестности брошенной деревни Осиновая Гора. Есть свежие следы куницы! Собака хрипит от лая. Однако у меня нет сил лезть в густой подлесок. Бог с ним с трофеем! Мне надо выползать на поле — там, может, «придуло».

Пересек открытое пространство, пошел проверять свои орудия лова. Так, на первом было посещение, прикорм съеден. На втором — та же ситуация. Ага, а на третьем куница попалась! Видать, награда за труды мои тяжкие. Спасибо тебе, мой покровитель! Думаю, что ты все же есть на свете!

Кое-как вылез в гору. Лыжи пудовые из-за налипшего снега. Какой тут еще путик?! Хорошо, что электрики «пробили» дорогу. Берем лыжи под мышки — и на автобус. Повезло, успел!..

Кажется, двадцатого декабря были мы на первом путике. Снега полно, тепло, ходить тяжко. Но… первое же орудие лова меня порадовало приличным куном! Силы мои сразу прибавились! Где-то в районе третьей точки собака загнала на березу белку. Я с трудом перешел лог и подумал: «Собью ее, а Катька слопает!.. Ладно… Посмотрим?».

После выстрела белка упала в снег, и через секунду там была лайка. Почему-то она не схватила зверька и никуда не убежала, а просто тихонько облизывала его. Я был приятно удивлен и с радостью подумал: «Наконец-то ты одумалась, Катерина!».

Горе и радость всегда вместе…

Конец января, минус 13 градусов. Мы проверяем путик в районе Осиновки. На первой точке попалась куница. Но кто-то утащил ее вместе с моим орудием лова. Таким же образом я выяснил, что исчезли еще два.

— Чтоб вам… пусто было, «товарищи нехорошие». Уже и до путика вы добрались! — ругался я вслух, «выпуская пар». — Словно в душу плюнули, паразиты!.. Эх, плачь не плачь, но идти надо дальше!..

Потом чуток повезло, шел по следам снегохода. После встал на чью-то лыжню. Добрался до следующего своего путика. Осмотрел первые два орудия лова — пусто. Зато третье и четвертое принесли мне по кунице. «А правда, что горе и радость всегда вместе…» — мысленно подвел я итог…

Середина февраля, уже завершаю сезон. В окрестностях станции поймал куничку. Прошел еще пару километров и добыл замечательного самца в одном сколке.

А в конце последнего путика обнаружил, что кто-то выбрался на мою прежнюю лыжню и, видимо, направился посмотреть: появились ли трофеи. Судя по следам, он приблизился к одному из орудий лова, установленных ближе к финальной части маршрута. О, Боже! Этот незнакомец не взял мою куницу!!! Хотя… может, она попалась позже? Так или иначе, счастье есть на белом свете!

Подводя итоги, можно отметить, что мешочки из колготок «работали» и при плюсовой температуре. В мороз они не издавали запаха, и куница проходила рядом. По весомой причине я не всегда их снабжал бобровой струей. Но все равно промысловый сезон был замечательный!

Виктор Проявин, Пермский край

Вспоминая охоты на вяхиря (Откроется в новой вкладке браузера)

Источник

Поделиться в соцсетях