На месте слияния трех рек

Однажды мы с Александром Бруевым решили съездить за крупным хариусом в верховья Большой Хатыми. Она брала свое начало от слияния трех рек со схожими названиями. В этом месте соединялись Хатыминки — Правая, Средняя и Левая. Рыбы там всегда было много. На месте слияния трех рек

Кто умел ловить — с пустыми руками не возвращался. А с открытием сезона туда и на охоту отправлялись, без трофеев не оставались.

Такие разные условия рыбалки

Три Хатыминки отличались друг от друга. Правая — самая полноводная, но ловить там люди не любили из-за мрачноватой атмосферы.

Камни на дне казались выкрашенными в черный цвет, что безосновательно порождало у рыбаков чувство тревоги. Хариуса в реке обитало много, но он имел темноватый оттенок.

Поговаривали, что где-то в верховьях по всем приметам должно находиться месторождение серебра, но подтверждения этим предположениям не нашли.

В основном люди рыбачили на Средней Хатыминке. Это веселая речка, на дне которой камни цвета желтой охры. Когда светит солнце, они очень красиво переливаются под его лучами. Там можно поймать хариуса, чешуя которого тоже имеет желто-охряный оттенок.

Интересная рыбалка была на левом притоке Хатыми. Он брал свое начало на возвышенности и выглядел менее полноводным, чем два остальных. Русло отличалось своеобразием: небольшие перекаты сменялись уловцами, в которых всегда обитали хариусы, правда, их тут встречалось немного. Спина у рыб была темная, а бока — серебристые.

Река Большая Хатыми протекала по долине, которая в солнечный день смотрелась очень красиво. Лесом в основном заросли возвышенные места, кустарника было мало. Вот в эти места мы и собрались с Александром Бруевым — попытать рыбацкого счастья.

Интересная находка

Дождались выходных и на мотоциклах поехали по Амуро-Якутской магистрали (АЯМ). Миновали село Большое Хатыми. За ним через три километра дорога пошла на Пионерку. Это старое геологическое поселение, от которого сейчас остались лишь небольшие фрагменты. А в 30-е годы ХХ века здесь жили специалисты, искавшие в недрах Якутии полезные ископаемые.

На подъезде к Пионерке я обратил внимание на россыпи черных камней, напоминавшие скальную породу, но не придал этому большого значения. Мы остановились отдохнуть, мне захотелось осмотреть место, куда выбрасывали ненужные железки. Рядом находилась бывшая кузня, на что указывала болванка, похожая на наковальню.

Немного покопавшись в хламе, я нашел предмет, своими очертаниями напоминающий старинный топор. Очистил его и убедился, что не ошибся. Этот инструмент был изготовлен настоящим мастером, оставившим клеймо со словом «Артель» и указание года, который мне не удалось разобрать.

Раньше умели так нагревать и обрабатывать металл, что при соединении он словно подвергался сварке. Потом его невозможно было разъединить.

Находку я забрал с собой. Забегая вперед, скажу, что пользуюсь ею до сих пор, и она служит мне верой и правдой. Металл такого качества найти сейчас трудно. Лезвие я наточил, подобрал прочное топорище. Инструмент теперь словно сам врезается в дерево, а не скребет его…

— Ну что, Саня, отдохнул? — спросил меня напарник. — Топорик нашел?
— Да, отличная штука.
— Спрячь здесь, на обратной дороге заберем. Не таскать же его с собой, он тяжелый.
— Так и сделаем, — согласился я и положил топор под большой камень. — Пусть тут полежит, ничего с ним не случится. А нам ехать надо, время идет.

Романтика таежных странствий

Дальше дорога пошла плохая. Кое-как мы перебрались через Сивагли. Это небольшая речка, но очень своеобразная. Она примерно за полкилометра до русла Большой Хатыми уходит под землю. Только весной Сивагли имеет сообщение с рекой, в которую впадает.

Вскоре дорога совсем закончилась. Мотоциклы мы спрятали и дальше пошли пешком, с провиантом, снастями и прочим снаряжением за плечами. Перевалили через гору и увидели заветную долину: три сливающиеся реки были, как на ладони, хотя до них топать еще с километр.

Наконец, мы дошагали до старого кострища и навеса, под которым путники обычно спасались от дождя. Сняли рюкзаки, разложили вещи, собрали дрова, развели огонь. Дым потянулся по долине, оповещая всех, что в этих местах появились рыбаки. Вскоре вода в котелке забурлила, Бруев бросил в нее заварку. Через минуту неповторимый аромат распространился вокруг.

Я достал продукты, мы подкрепились. Сколько раз ни заваривал в лесу на костре чай — он никогда не надоедает, а, наоборот, становится все лучше. Лично для меня этот напиток прочно ассоциируется с романтикой таежных странствий…

Дрова в костре потрескивали, дым шел то в одну сторону, то в другую, отгонял мошку, лез в глаза, заставлял щуриться. Мы немного отдохнули, настроили удочки и пошли ловить. Рыба клевала лениво, да и у нас азарта особого не было, видимо, давала знать о себе усталость. Уже вечерело, скоро наступило время закругляться и готовиться к ночлегу.

— Да, Саня, что-то сегодня плохо клюет, — вздохнул я.
— Ничего, завтра наверстаем, — сказал напарник и положил дрова в костер, который еще ярче разгорелся и озарил долину.

Искры взвились вверх и, немного пролетев, погасли в отличие от звезд, которые все так же светили, напоминая о вечности мироздания. Мы натаскали лапника под навес, устроили себе лежанки и улеглись спать.

Немного поговорили и погрузились в сон. Ночью мне приснилось место, где была старая Пионерка, и камни темно-серые, ни на что не похожие, и река Сивагли с прозрачной и холодной водой…

Мрачноватая обстановка

Когда мы утром встали, птицы уже вовсю распевали свои песни, но этот концерт портило воронье карканье. Костерок уже прогорел полностью, пришлось вновь собирать дрова и разводить огонь.

Мы позавтракали, запили еду ароматным и вкусным чаем из котелка и отправились рыбачить. Настроение у нас улучшилось, появился азарт, какое-то «вдохновение» после хорошего отдыха.

— Саша, рыба тут есть, — старался я приободрить напарника. — Просто пока плохо клюет.
— Это она к нам привыкает, а когда успокоится, то и клевать будет лучше, — проговорил Бруев с невозмутимым видом.
— Сань, ну что ты собираешь? — возмутился я. — Как рыба может к нам привыкнуть? Это же ерунда какая-то!..
— Вот немного погоди, потом сам увидишь, — опять на полном серьезе сказал напарник.
— Ну ладно, поглядим, — кивнул я и пошел на Правую Хатыминку, а мой товарищ остался на Средней.

Меня охватило беспокойство, когда делал первый же заброс. Начал думать, пытаясь разобраться, в чем тут дело. Погода стояла хорошая, насекомые особо не донимали. Видимо, действительно мрачноватая обстановка «давила» на психику.

Смотрите также:  Кто не спит в зимнем болоте? Показываю, кого поймал.

Вода была прозрачная, а дно — черное, как будто где-то разлили мазут и он все покрыл темным налетом. Я опустил руку в реку и достал камень. Тщательно осмотрел его, потом обнюхал. Внешне тот почти ничем не отличался от других камней — только цветом, и запах имел точно такой же, как и все прочие.

Поднимаясь вверх по течению и осматривая дно, я немного покидал «мушку» и поймал трех больших хариусов. Взглянул на свои трофеи и убедился, что у них такая же окраска, как и у камней в воде. «Ах вы, хамелеоны!» — подумал я и начал потихоньку идти по берегу вниз по течению реки. Хариус попадался довольно крупный, но весь был с темной чешуей.

Ощущение тревоги не оставляло меня. Казалось бы, рыба ловится, все хорошо, что еще нужно для счастья? Начал разбираться со своим подавленным настроением.

Вспомнил, что уже видел такое же черное дно на Серебряном ручье. Там вода была очень вкусная, я решил, что она полезная. Но одно дело — небольшой ручей, а тут речка шириной метров 10-15. Ополоснув руки, попробовал местную воду. Она пришлась мне по вкусу: холодная, освежающая, как и в ручье…

Настоящий лов

Я дошагал до самого устья Правой Хатыминки, перешел на Среднюю, где увидел Александра. Он там неплохо рыбачил.

— Вот посмотри, каких красавцев наловил, — показал ему свои трофеи.
— Да, хорошие экземпляры, — согласился Бруев. — Такие хариусы водятся на правом притоке Хатыми. Теперь ты понял, почему я предлагал немного подождать хорошего клева?
— Нет.
— В этих местах, не знаю почему, утром хариус берет плохо, а вот ближе к обеду «просыпается». Начинает все лучше клевать, но потом активность рыбы падает. Вечером хариус ловится уже хуже.
— Вот теперь-то понял. Так бы сразу и сказал, а то загадками говоришь, попробуй тут догадайся! — рассмеялся я. Александр тоже расхохотался.

Я немного прошел вверх по течению среднего притока Хатыми, выбрал хорошее место и начал рыбачить. За «мушкой» прыгала одна мелочь. Немного погодя попался хариус среднего размера, такой радужный, с желтоватым оттенком.

— Саня! — окликнул меня Бруев. — Тут было много рыбы, но я уже все выловил. Тебе лучше подняться выше по течению…
— Вот и смотрю, что клев совсем плохой, — буркнул я, прошел два переката и на третьем остановился.

Там река делала изгиб, и под берегом образовалось глубокое улово, в котором обязательно должен водиться хариус. Я присмотрел хорошее место, настроил удочку и закинул «мушку». Она заскользила по поверхности, образуя расходящиеся полоски, по которым можно было определить, где приманка движется в данный момент.

Вдруг раздался шлепок по воде — это хариус ударил хвостом, стараясь сбить насекомое. Если маневр удается, то жертва, временно оглушенная, не шевелясь, плывет по течению и быстро становится добычей прожорливой рыбы.

Услышав такой звук, я автоматически благодаря приобретенному опыту приспустил леску и тотчас почувствовал рывок. Сделал подсечку, и крупный хариус оказался на крючке!

Поднять сразу в воздух эту рыбу приличного размера не удалось, пришлось вываживать. Увесистый хищник упорно сопротивлялся, но у меня хватило навыков, чтобы с ним справиться и не оборвать леску.

Вытащив на берег красавца, я взял его в руки и полюбовался извивающимся сильным желтовато-перламутровым телом. Потом убрал трофей в ящик, который висел на ремне через плечо, и воскликнул:
— Вот это настоящая рыбалка!

Эффективный способ

Дело действительно пошло на лад. Мне удалось выловить еще пять экземпляров, правда, поменьше первого. Тут на мою приманку сплавилась такая рыбина! Аж дух захватило, я подумал, что это ленок. Но он очень редко выскакивает за «мушкой», обычно берет ее ласково и незаметно. А тут рыба выглянула из воды почти наполовину.

Сколько бы я потом ни делал забросов, попадались только средние особи. Впечатляющей поклевки больше не было. Значит, рыбина меня заметила, чем-то ее вспугнул. Но я не собирался мириться с таким положением дел и начал придумывать способ, как добыть этот трофей.

Опыт у меня немаленький. Однажды ловил хариусов, мне попадалась рыба разная. Крупных особей я складывал в ящик, а мелочь отпускал. Потом попробовал насаживать на крючок песочные трубочки с не вылупившимися личинками мотыля.

Без особых ожиданий закинул приманку и сделал проводку, в конце которой поплавок утонул. Я подсек и понял, что на крючке сидит большая рыбина. Вытащил ее с трудом — это оказался крупный хариус весом около двух килограммов…

Вот этот способ я решил сейчас попробовать. Отошел в сторону, чтобы лишний раз не пугать рыбу. Поменял на удочке леску на более крепкую и привязал соответствующий крючок. Грузила с поплавком уже были.

Спустился вниз по течению, перевернул несколько крупных камней, которые лежали в воде, и отыскал трех личинок. Одну из них вместе с песчаной трубочкой нацепил на крючок. Поплавок, покачиваясь, поплыл и вскоре резко нырнул.

Я сделал подсечку и почувствовал тяжесть клюнувшей рыбины. Минут пять пришлось повозиться, прежде чем вытащил на берег огромного хариуса — весом примерно около трех килограммов. Таких гигантов мне лишь несколько раз в жизни доводилось видеть.

Сравнение трофеев

Решил попытать счастья еще и забросил вновь такую же снасть. Опять попался хариус, но уже поменьше — где-то килограмма на полтора. На этом месте я выловил три хорошие особи, потом поклевки прекратились.

«Хватит уже рыбачить!» — мелькнула у меня мысль. Дошел до Бруева, который делал забросы неподалеку от нашей стоянки.

— Саня, как там наверху? — спросил он. — Рыба есть?
— Да… Неплохие экземпляры, но редко попадаются.
— Покажи, очень интересно, — сказал напарник, а когда увидел мой самый большой трофей, сразу воскликнул. — Да, вот это здоровяк! А я хотел тебя удивить своим… — и достал хариуса где-то на полтора килограмма — в два раза меньше моего.

Дело уже было к вечеру. Мы решили прекращать лов и идти разводить огонь, чистить и солить рыбу, варить уху. Вороны тут же уселись на кусты и внимательно наблюдали за нашей работой. Стоило нам отойти, как «крылатые волки», опережая друг друга, ринулись поедать отходы. При этом громко каркали, возмущались, пытались клевать соперников и отбирать у них пищу.

Мы разожгли костер, повесили на таган котелки с рыбой и с водой для чая. Дым отпугнул мошку, она держалась подальше от нашего места. У нас появилось время для отдыха и неспешных разговоров:

Смотрите также:  Как ловить жереха с каждого заброса?+Видео

— Да, рыбалка здесь отличная, каких хариусов выловили! Редко такое бывает… — проговорил Александр.
— А ты знаешь, просто мы всех опередили! — предположил я. — Вот нам и достались отличные трофеи.
— Думаешь, мы с тобой всех больших хариусов выловили? Там выше по течению еще много мест, где можно поймать рыбу, — сказал Бруев.

Тем временем уже валил пар из котелков. Уха получилась наваристая и очень вкусная, мы ее всю съели. Разлили ароматный чай по кружкам и пили его мелкими глотками. Картины дневных событий проплывали перед глазами, не хотелось никуда идти и даже разговаривать.

— Давай на ночь дров заготовим? — прервал воспоминания Бруев.

Я с готовностью согласился. Мы притащили три сухих толстых обломанных бревна длиной до двух метров. Сложили их друг на друга, забили по бокам колья. Как опыт показывает, это самый практичный способ поддерживать в лесу огонь. Он горит долго и дает много тепла. А когда одна часть бревен обуглится, достаточно остаток пододвинуть к середине костра, и пламя не погаснет до самого утра…

Ночные приключения

Нам захотелось погулять по берегу с фонарями. У нас и мысли не возникло использовать остроги. За такое браконьерство в те времена был огромный штраф — по 400 рублей за каждую добытую с нарушениями рыбу!

Мы взяли инструменты наподобие сачков. Резиновые сапоги скользили по камням, приходилось действовать осторожно, чтобы не упасть в реку. Благодаря включенным фонарям было видно рыбу, всякую живность и даже шевелящиеся и извивающиеся из-за течения водоросли. Я добыл очень скользкого налима и известил напарника:

— Есть начало!
— А у меня тут хариус… Никак не поддается, — сообщил Александр.
— А ты что, хочешь на Правую Хатыминку пройти?
— Да, посмотрю там… — сказал Бруев и пошел дальше.

Под его сапогами глухо стукались камни и бурлила вода. А мне тем временем удалось добыть неплохого хариуса, подплывшего к обрывистому берегу. Рыба потянула килограмма на полтора. Я положил трофей в ящик, опять побрел по камням и тут услыхал крик:

— Саня! К тебе поплыл огромный… — и дальше в шуме воды ничего нельзя было разобрать.
— Повтори! Не расслышал, что ты мне сказал!..

С этими словами я повернулся в сторону Бруева и при свете фонаря увидел, как что-то большое и черное со светящимися зелеными глазами надвигается на меня под водой!

Мне стало до того страшно, что без долгий раздумий прямо с места сделал прыжок… и оказался на берегу высотой в полтора метра. Оттуда сверху наблюдал за гигантским налимом, которого спугнул напарник.

Когда пришел в себя, первым делом удивился своему скачку. «Как можно в болотниках прямо из воды выпрыгнуть на такой высокий обрывистый берег?— думал я. — Да, действительно у страха глаза велики!».

— Саня! Ты видел огромного налима? — спросил Бруев.
— Да, — хотел громко крикнуть я, но у меня, видимо, от испуга даже перехватило горло. Пришлось спуститься к реке, зачерпнуть ладонью воды из речки и попить.
— Саня! Почему ты молчишь??! — забеспокоился напарник.
Мне удалось сделать усилие и крикнуть:
— Да я здесь! Тут со мной такое приключилось!..

Потрясающее зрелище

Вскоре подтянулся Бруев. Я ему рассказал обо всем, что произошло. Сколько после этого было смеха и шуток! Немного порыбачив, мы вернулись к костру. Он озарял всю округу, повышая нам настроение, прибавляя уверенности в себе и пробуждая желание творить чудеса.

Почистив и посолив рыбу, переложили ее травой, и пошли отдыхать. Еще немного поговорили, пошутили на тему налима, от которого я так лихо спасался, посмеялись и уснули возле огня, согревающего и охраняющего нас в ночи.

Утром начали собираться домой. Надели рюкзаки, вес которых многократно увеличился. Жалко было покидать это приятное место, но пришлось идти к мотоциклам, чтобы успеть вернуться к началу рабочей недели.

Наши «железные кони» ждали на своих местах. Мы уложили и привязали рюкзаки со снаряжением и уловом и поехали по дороге, которая скорее напоминала изрядно заросшую лесную тропу. Закапал дождик, а потом выглянуло солнце, да такое яркое, что нам не понадобилась сухая одежда.

Благополучно переехали Сивагли и остановились в районе Пионерки. Я забрал старинный топор, завернул его в мокрые тряпки и убрал в рюкзак. Мы покатили дальше, и мое внимание опять привлекли камни, которые раньше были черными, а потом пожелтели. О своих наблюдениях сообщил напарнику.

— Да это же месторождение железной руды, которое выходит на поверхность, — объяснил Бруев. — Дождь прошел, намочил, вот камни и заржавели!

Для меня это зрелище было просто потрясающим. Я остановил мотоцикл и взял в руки желтый камень. Он действительно оказался очень тяжелым, мне такого раньше видеть не доводилось…

Встреча с родными

Наконец, мы приехали домой. Оставили «железных коней» в гаражах и, захватив тяжелые рюкзаки, разошлись по своим квартирам. Дома был уют и порядок. Меня встречали дочери — Алена и Настя. Они начали расспрашивать, куда я ездил и что поймал.

— Как дела? Хорошо порыбачил? — поинтересовалась подошедшая жена Галя.
— Да нормально, только немного устал. Пойду вначале ополоснусь с дорогу.

Окунулся в ванну, наполненную горячую водой, только одна голова не чувствовала этой неги. Потом надел чистую одежду и поспешил на кухню, откуда уже тянулся дразнящий аромат жареной рыбы. Сразу появился отменный аппетит.

За столом я рассказал, в каком красивом месте мы были, что видели, испытали, пережили, с чем довелось иметь дело. Когда Галя услышала историю про налима, то смеялась до слез и приговаривала:

— Но ты и трус!
— Зачем так говорить… Я совсем не трус. Просто это все как-то неожиданно случилось, — сказал я в свое оправдание.
— Да и с трудом верится, что тебе в болотниках удалось запрыгнуть на такой высокий обрыв!..

— Всякое бывает, тем более со страху, — пожал я плечами. — Люди, убегая от медведя, взлетали на голое дерево, на котором сучки росли, начиная где-то с трехметровой отметки! А потом сами удивлялись, как им это удалось! Ну а ты, если бы попала в такую ситуацию, что стала бы делать?

— Да я бы не смогла в твоих болотниках и шагу ступить! Мне кажется, что они такие тяжелые, просто ужас! А ты рыбак, охотник. Ты любишь бывать на природе. Тебя привлекает такой активный отдых. А мне просто нравится рыбу готовить и кушать!..

Александр Фирсов, Республика Бурятия

На месте слияния трех рек

Источник

Поделиться в соцсетях