На четвереньках по саванне

Дышать почти невозможно. Дым проникает в легкие и вызывает безудержный кашель. Пепел, кружащийся в воздухе, лезет в нос, раздражает слизистую. Кажется, земля вокруг пылает. Кроме пепла, в воздухе полно насекомых и мелких воробьиных птиц.

Куда ни посмотришь, всюду хищные птицы, совершая захватывающие маневры, охотятся на бегущих от огня испуганных мышей и других мелких млекопитающих.

На четвереньках по саванне

Север Уганды. Граница с Южным Суданом.

Здесь еще сохранилась традиция сжигать сухую траву, чтобы обогатить почву питательными веществами, дающими жизнь новой, свежей поросли.

И здесь саванна переливается всеми оттенками зеленого, так что нет никаких сомнений в том, что Уганда по праву называется жемчужиной Африки.

Но нам сейчас не до художественных определений.

Согнувшись до самой земли, мы пытаемся подойти к группе старых буйволов там, где пять минут назад прошел огненный пал, уничтоживший стену высохшей травы.

Мы в долине Кидепо, это наша охотничья территория, отделенная обычной гравийной дорогой от одноименного национального парка.

Насколько хватает взгляда — везде то тут, то там видны большие стада хартебистов Джексона и ориби.

На четвереньках по саванне
Антилопам в саванне всегда приходится держать ушки на макушке. Фото автора.

Но нильский примерно на 200 килограммов меньше капского и, конечно, светлее своего почти черного кузена. Но разница между ними лучше всего видна в форме рогов. У нильского буйвола они не такие длинные и меньше изогнуты в горизонтальной плоскости, чем у капского.

Но сегодня наша цель — нильский буйвол, которого можно найти только в Уганде. Внешне он похож на капского, обитающего в Намибии, ЮАР, Зимбабве, Замбии, Мозамбике, Ботсване и Танзании.

На четвереньках по саваннеИз своих предыдущих поездок в Уганду я отлично знаю, что меня здесь ожидает, прекрасно знаком с угодьями, и тем не менее количество и разнообразие животных, а также богатство растительности африканской жемчужины всегда меня поражают.

Обычно я занимаюсь организацией охоты для клиентов, но на этот раз я сам охотник. С Кристианом, который живет в Уганде уже много лет, меня связывают годы долгой и крепкой дружбы, и я с нетерпением много лет ждал возможности поохотиться вместе с ним.

Температура воздуха сейчас приятная, разница между дневными и ночными показаниями не такая большая, как в других африканских странах, популярных среди охотников. Короткие, но обильные дожди обрушиваются на саванну в течение почти всего года, потому и растительность здесь пышная, что в свою очередь положительно сказывается на охоте.

Но сейчас разгар сухого сезона, и саванну покрывает высокая трава.

В первый же день пребывания здесь мы неоднократно сталкивались с большими стадами нильских буйволов, в некоторых из них было более двухсот голов. Но стада нам не нужны. Мы целенаправленно ищем одиночных быков.

Добыть хорошего трофейного быка, находящегося в стаде, практически невозможно: слишком много глаз мониторят обстановку и легко обнаруживают опасность. Только старые быки, изгнанные из стада, которых уважительно называют dagga boy, представляют для нас интерес.

Эти отверженные стадом старики были альфа-самцами в течение долгих лет и все это время активно участвовали в размножении, передавая потомству свою здоровую генетику.

Но и для сильного быка приходит время, когда более молодой занимает его место и когда он, потеряв позицию лидера, отвергается стадом, что делает его очень опасным и агрессивным животным.

На четвереньках по саваннеГлавная угроза для них исходит от львов, которым гораздо легче напасть на одинокого буйвола, чем на животное, защищенное стадом. Одиночки не могут рассчитывать на защиту стада и должны сами заботиться о своей безопасности.

Постоянный контроль над жизнью в саванне, ежеминутное ожидание нападения хищников, невозможность полноценно отдохнуть делают их нервными и крайне раздражительными.

Смотрите также:  Первый козерог

Бывает, что некоторые одиночки объединяются в небольшие группы, состоящие из двух – пяти старых бойцов. Встретив их, охотники должны быть предельно осторожны. Крепкие на рану, подозрительные и агрессивные звери, заметив или заподозрив опасность, могут незамедлительно атаковать.

В один из дней и мы встретили такую группу буйволов. На расстоянии, с которого наши следопыты заметили их, они показались маленькими черными точками у самого горизонта, но натренированные глаза трекеров точно идентифицировали трех быков — как раз то, что мы искали.

Пока Кристиан рассматривал животных в бинокль, мы с проводниками обсуждали план охоты. Подходить к животным в такой густой и высокой сухой растительности было не только опрометчиво, но и рискованно.

Мы могли легко сбиться с пути, а неожиданная встреча с буйволом при условии ограниченной видимости не сулила ничего хорошего. Кроме того, животные просто могли перейти в другое место.

На четвереньках по саванне
Рукотворный пожар в саванне — кратковременное бедствие локального масштаба. Фото автора.

Сухая трава горит как порох, и уже через минуту огонь умопомрачительно быстро двигался с ветром в нужном нам направлении. Применение этого способа охоты возможно только при условии досконального знания местности.

Ветер дул с востока на запад. Ветер нам благоприятствовал. Приняв решение, Кристиан послал двух своих следопытов вперед. Мы находились на небольшом возвышении и могли по рации направлять их. Дойдя до оговоренного места, следопыты начали поджигать саванну.

Примерно в двух километрах от нас к западу шла широкая гравийная дорога — естественный барьер, не дающий огню пойти дальше. У нас за спиной, так же как и на севере, трава была выжжена несколько дней назад, поэтому огонь не мог распространиться.

Пал был пущен так, что огонь и дым не беспокоили животных, т.к. ветер дул под острым углом к направлению их движения, но даже если бы он дул от нас, рогачи не причуяли бы нас из-за дыма.

Огонь был пущен из небольшой лощины, где, по словам Кристиана, находился небольшой водоем, куда буйволы неизбежно придут на водопой.

На четвереньках по саванне
Автор с трофеями нильских буйволов. Фото автора.

Каждый куст и дерево между нами и буйволами становились нашим укрытием. Согнувшись до самой земли, чаще всего на четвереньках мы продвигались вперед.И действительно, тройка буйволов медленно, но уверенно двигалась в нашу сторону. Следопыты уже вернулись, и мы начали скрадывать животных. Без защиты высокой травы мы старались действовать вдвойне осторожно.

Частички всепроникающего пепла гейзерами поднимались из-под ног, зола обжигала кожу, в воздухе пахло горелыми насекомыми, а над нашими головами висела армада всевозможных ястребов, коршунов, грифов и мелких птиц, для которых сгоревшая саванна представляла собой накрытый стол.

Снова и снова Кристиан останавливался, и мы смотрели в бинокли, как ведут себя наши буйволы. Осторожное скрадывание требует много времени, мы уже более двух часов находились в движении.

На четвереньках по саванне
НЕКРОФАГИ И ТРУПОЕДЫ Самые большие падальщики саванны весят до 12 кг и достигают в длину 125 см. Размах их крыльев (для продолжительного парения в воздухе) очень широк — до 3 метров, некоторые из них способны подняться на высоту до 5000 метров и даже выше. Падальщики чрезвычайно выносливые и прожорливые птицы. Так, в поисках пропитания они могут за день без отдыха пролететь до 500 км и за один раз съесть количество пищи, равное 20 % их веса. Желудок этих созданий вырабатывает вещество, обезвреживающее трупный яд. Фото автора.

Очевидно, третий задержался где-то среди невысоких холмов, покрывающих саванну, или изменил свои планы и теперь двигался в другую сторону (согласитесь, понять, что происходит в головах буйволов, нелегко).Расстояние между буйволами и нами постепенно сокрашалось. Как и предвидел Кристиан, звери шли к источнику воды. Прошло еще полчаса, и только два быка появились на открытом краю лощины, где был водоем.

Ясно одно: теперь мы должны быть вдвойне осторожны, так как очень не хочется столкнуться нос к носу с буйволом-одиночкой в момент, когда все наше внимание направлено на других животных.

Кристиан приказал одному из двух своих следопытов остаться на месте, откуда можно обозревать окрестности и следить за происходящим, чтобы сразу сообщить нам по рации, если третий бык выйдет на открытое место.

Смотрите также:  Охота у кельтов

Более трех часов мы подходили к животным и почти дошли до водопоя, где уже находились два быка. Расстояние между ними и нами составляло 40 метров. К счастью, из своего укрытия мы могли хорошо рассмотреть зверей. Оба были очень и очень стары.

Многочисленные шрамы — неопровержимые свидетельства внутривидовых драк и нападений львов — покрывали их морды и спины.

На лбу у каждого красовался огромный, сплошной, непробиваемый босс — сросшиеся основания рогов. Что могло быть лучшим доказательством того, что перед нами утоляли жажду два действительно старых воина!

На четвереньках по саванне
Обилие антилоп в саванне Уганды — визитная карточка страны. Фото автора.

Кристиан тоже покачал головой и шепнул мне: «Впервые такое вижу». Любопытно, что у обоих быков были совершенно одинаковые формы и стадии воспаления: красно-синие, с фиолетовым оттенком яички, чрезвычайно распухшие.

Впрочем, это было не единственным, что бросалось в глаза. У обоих быков мы заметили сильнейшее воспаление семенников. Такого я не видел за все долгие годы своей карьеры профессионального охотника.

По всей видимости, бедолаги испытывали адскую боль. Не возникало никаких сомнений, что мы должны добыть обоих буйволов и окончить их мучения.

У меня винтовка Weatherby в .460-м калибре, Кристиан в качестве подстраховки использовал .500-й Джеффри. Два патрона уже лежали в магазине карабина и еще один находился в стволе. Я немного нервничал. Не каждый день приходилось укладывать огромных животных.

Да и буйволы вели себя неспокойно. Вряд ли они чуяли наш запах, скорее, их беспокоил дым, а может быть, какой-нибудь хищник пытался скрадывать их. В любом случае тянуть нельзя. Я решил сделать первый выстрел по правому из двух буйволов.

Мой инстинкт подсказывал, что после выстрела второй бык повернет налево и побежит по открытому месту. Кристиан готовился меня подстраховать. На моей винтовке не имелось оптики, я привык стрелять с открытого прицела, так что через секунду прогремел первый выстрел.

Один бык сразу же обрушился на землю. Доля секунды — карабин перезаряжен, и второй буйвол, рванув после выстрела влево, как я и предполагал, остановился через двадцать метров, чтобы посмотреть, что произошло у него за спиной.

Он сделал два шага по направлению к поверженному собрату, и этой короткой остановки мне было достаточно, чтобы выстрелить второй раз.

На четвереньках по саванне
Чистку носа заказывали? Услуга бесплатна! Фото автора.

Их качество было отличным, а вот непонятное заболевание вблизи выглядело еще хуже, чем издалека. Мы взяли образцы тканей, которые Кристиан обычно передает в лабораторию национального парка.

В очередной раз я убедился, что .460-й Weatherby и 3500 джоулей — отличное оружие, на которое можно положиться при охотах на опасных животных Африки. После недолгого наблюдения за неподвижными тушами, мы покинули наше укрытие и направились к трофеям.

Каким будет заключение специалистов, неизвестно, но одно можно сказать наверняка: мясо этих животных не будет передано местному населению, как обычно поступают в случае удачной охоты.

Туши матерых буйволов оставлены для стервятников — для безопасности. Кристиан приказал своим работникам и рейнджерам парка охранять их до тех пор, пока от них не останутся одни кости: а вдруг кому-то из жителей соседних деревень придет в голову получить на дармовщину несколько кусков мяса?

На четвереньках по саванне
МЕТОД №4 Международный клуб сафари (SCI), ведущий трофейную книгу, использует следующую методику измерения трофея буйвола. Измеряется длина рогов на черепе от одного кончика до другого, как показано на верхнем рисунке. Второе измерение — это ширина каждого рога в самой широкой части основания, которая называется «босс». Измерение проводится по методу №4 с точностью до 1/8″. Итоговая сумма баллов определяется путем сложения трех измерений.

А принимая во внимание, что дуплет избавил двух прекрасных животных от страданий, мы имеем полное право говорить, что трофейная охота является главным инструментом сохранения природы.И у Кристиана, прожившего в Уганде всю жизнь, и у меня это был первый случай, когда два трофейных быка добыты дуплетом.

Какие ружья нам нужны (Откроется в новой вкладке браузера)

Источник

Поделиться в соцсетях