Загрязнение водоемов

Строго говоря, только часть видов загрязнения водоемов можно «повесить» на человека. К антропогенному загрязнению я отношу сбросы в водоемы различных неочищенных стоков промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Понятно, что если концентрация химических веществ в воде достаточно мала, то обитатели вод приспосабливаются к ней. Если же концентрация приближается к критической для данного водоема, то часть обитателей уходит, другая погибает, а третья превращается в калек.

Печальных примеров можно привести очень много. Как правило, после залпового сброса неочищенных вод в реку большая часть обитателей гибнет и потом от двух до пяти лет на такой реке рыболовам делать нечего. Рыбное стадо восстанавливается медленно.

Так, несколько лет тому назад тамбовские рыболовы рассказывали о подобном сбросе загрязненных вод в реку Цну предположительно в Котовске, расположенном выше по течению. По их словам, весной во время ледохода можно было видеть двух-трехкилограммовых лещей, вмерзших в льдины.

А ведь первыми гибнет мелкая рыба. После такого несчастья около трех лет рыболовы вспоминали этот замор. В шестидесятые годы я ежегодно проводил отпуск у родителей жены в Тамбове и почти ежедневно бродил с удочкой или спиннингом по р. Цне. Похвалиться уловами не могу, ловил, что называется, кошке на прокорм.

Но однажды удалось выловить несколько стограммовых голавликов, и теща решила их пожарить, при этом рыбки испускали такой сильный запах керосина, что о еде и мыслей не могло быть.

В то же время, как я уже отмечал несколько выше, каждый год в августе в одном из отстойников анилинового завода берега бывали буквально усеяны рыболовами. Все успешно ловили некрупного карася и никто не обижался на его гастрономические качества.

Но не только заводы и фабрики с токсичным производством убивают рыбу. Река Угра, воду из которой еще недавно можно было пить, не боясь последствий. Здесь в любое время дня можно было наловить на уху.

В один из моих приездов (до перестройки) я полдня тщетно пытался «уговорить» хоть что-нибудь, причем ловил на знакомых местах. Причину открыли местные рыбаки: оказывается, несколько дней тому назад с животноводческой фермы, что выше по течению, весь запас навоза сбросили в реку. Пару лет на Угру можно было не ездить.

Цна и Угра сравнительно малые реки, но не меньшие катастрофы случаются и на больших реках. Так, на Оке в районе Калуги после прорыва очистных сооружений река долго «не могла прийти в норму».

Даже такая большая река, как Волга, весьма болезненно переносит химическое «нападение». Особенно это бывает опасно в аномально теплое лето. Всем помнится тяжелое для Волги лето, когда там наблюдалась массовая гибель осетров, о чем сообщали все средства массовой информации.

Химический анализ показал, что концентрация загрязняющих веществ в воде Волги обычно близка к критической (или закритическая) и в тканях рыб накопилось много «химии». Лето в тот год было жарким. Вода нагрелась на 2-3 градуса выше обычного, и этого было достаточно, чтобы эта «химия» показала свое коварство — ткани рыб стали «расползаться» — и рыбы гибли.

А кто не помнит тех рыб-уродцев, выловленных в реке Москве. Правда, не все уродцы есть продукт химии. Часть из них, по словам Р. Новицкого («Убийственная злектроудочка», «РОГ», 2001, №44), калеки по вине электроудочки. Попадание рыбы в сильное электрическое поле вызывает резкое сокращение всех групп мышц.

«Молниеносная судорога — и смещаются позвонки, ломается позвоночник. Даже если несчастная рыбина и выживет (а выживает не более 5% пораженной рыбы), то придется ей свой короткий век вековать калекой». Увы, это убийственное устройство тоже придумали люди.

К другому виду загрязнений водоемов можно отнести естественное загрязнение, связанное с размывом берегов, взмучивание воды за счет смыва поверхностного слоя земли осадками (если на этой поверхности нет мешков с химическими удобрениями) и т.п. Л. П. Сабанеев, рассматривая зависимость активности клева от различных условий, отметил, что «мутность воды мешает хорошему клеву, прозрачность ее большей частью отзывается на нем благоприятно».

Невольно приходит мысль о том, что во времена Сабанеева любителям рыбалки не надо было настолько «изощряться», как это приходится делать в наши дни. Рыбы было много во всех водоемах, а в «прозрачной» воде ловить рыбу, как правило, легче. Я думаю, что, рассматривая этот вопрос, надо разделять — «мутность» воды в зависимости от тех или иных условий гидрологии водоема, почв, слагающих русло водоема, погоды и некоторых других факторов.

Смотрите также:  Самая уловистая донная снасть

Не секрет, что замутнение воды, связанное с обильными ливнями, снижает активность клева. Об этом Сабанеев упоминал такими словами: «Прибыль и убыль воды заметно отражается на клеве, а именно: чем больше прибудет воды, тем хуже клев, и наоборот». Я думаю, что имелась в виду прибыль и убыль, связанная именно с весенним паводком, дождями и т.п., то есть нерегулярная, не связанная с регулированием режима водоема, о чем разговор будет несколько ниже.

С мнением Сабанеева соглашается Васильев В. М. [«Настольная книга рыболова-спортсмена» М. «Физкультура и спорт», 1971]. Вот что он пишет: «Если прибыль воды вызывает значительное помутнение, то клев обычно ухудшается, так как взвешенные частички засоряют жабры и затрудняют дыхание рыбы.

Кроме того, в мутной воде рыбе труднее обнаружить насадку. Если прибыль волы не вызывает помутнения ее, то результаты ловли зависят от характера берега и величины разлива». Полагаю, что ослабление клева в мутной воде дождевого паводка чаще всего связано не столько с замутнением воды, сколько с повышением ее уровня — идет (вдруг, неожиданно) водяной вал.

А бытующее среди рыболовов мнение, что мутная вода «забивает жабры» и потому рыба не клюет в такие дни, не верно. Например, в весеннее половодье вода в реках, как правило, мутная, кроме частичек почвы несет массу разнородного мусора. Тем не менее, клев есть. Несколько ниже (в своей статье) Васильев В. М. пишет: » Наоборот, подъем и помутнение воды в речке, впадающей в большую реку с чистой водой, привлекает рыбу (язя, леща и др.) к устью этой речки, отчего клев улучшается».

Такого же мнения придерживаются многие авторы, анализировавшие изменение активности клева в различных условиях ловли. Потому у опытных рыболовов существует примета — ловить рыбу надо на границе мутной и чистой воды.

Потому в случае слабого клева в прозрачной воде рекомендуется, если условия водоема позволяют, зайти в реку и ногой «шевелить» песок на дне, а поплавок проводочной удочки «пускать по границе замутненной струи или в самой струе». Правда, ловить можно, но не всегда поймаешь. С этим, последним, замечанием согласен и К. Кузьмин.

В пользе такого замутнения мне довелось убедиться при довольно неожиданных обстоятельствах. Мы с другом летом ловили голавликов, спускаясь по небольшому притоку, скорее ручью, р. Колора близ Сухуми.

Приток, это, конечно, громко сказано. Повсеместно ручей почти высох и даже в ямках, где мы ловили, глубина была не более 15 см, и верхушки крупной гальки на дне его были совершенно сухими. Мы знали, что небольшие голавлики в этом ручье есть, переходили от ямки к ямке, но клева не было.

И тут, когда мы только подошли к очередной ямке, увидели, что сверху по течению ручья, как по дороге, спускается какой-то крестьянин на арбе, запряженной лошадью. Мы выбрали удочки из воды и мысленно «посетовали» на такую помеху. Вслух же вежливо ответили на его приветствие и пожелали ему доброго пути.

Конечно, «экипаж» основательно взмутил воду в нашем «блюдце» размером примерно 3м длиной и около 2-х м шириной, но делать было нечего, так как арба проехала по всему ручью, поэтому уже через несколько минут мы вновь забросили удочки, совершенно не рассчитывая на поклевку.

Было это лет сорок назад, но то, что произошло дальше, отчетливо помнится до сих пор. Голавлики начали клевать «как бешеные» и за каких-то 15-20 минут из этой ямки мы забрали всю, как нам казалось, стайку и сместились вниз по течению к следующей ямке. И в ней, и в других ямках клев был отменным. Вот тут мы уже вслух послали наши благодарности вслед уехавшему крестьянину, его лошади и арбе, так наглядно и просто преподавшему нам урок.

А. Сенченко в статье «Ловите рыбу в мутной воде» выделил жирным шрифтом такие слова: «Лучше всего рыба ловится в мутной воде. И наоборот, излишняя прозрачность воды зачастую является причиной неудачной ловли». Далее он отметил, что «это правило универсально: оно распространяется на все виды рыб, включая лососевых, и на все континенты».

Смотрите также:  Ловля на поплавок осенью в листве

Он подчеркнул, что (продолжаю цитировать) «Лучшая вода для ловли рыбы — это чистая „мутная“ вода желтоватого или зеленоватого цвета при видимости, не превышающей 30-50 см. „Чистая муть“ — это взвеси глины, извести и донных отложений. Рыба в такой воде чувствует себя очень комфортно и безопасно».

Далее он подчеркивает, что вола должна быть мутной не от паводковой и прочей грязи и не от «цветов», а по своей природе. Мне кажется, что за желтой и зеленой не от «цветов» водой надо, видимо, ехать куда-то уж очень далеко, а известь в воде это тоже что-то не благоприятное для жизни рыб. По крайней мере, желтую и зеленоватую воду реки мне довелось видеть только в тропиках Африки.

В период «шефской помощи» в колхозах почти все свободное время я проводил на ближних речках или прудах. Последние обычно сооружали в качестве питьевого водоема для коров. Летом такой пруд частично зарастает травой.

Заходя в пруд на водопой, коровы взмучивают воду, но заросли щучьей или другой травки создают своеобразную «плотину» на пути распространения мути. Поэтому там, где травы нет, взмученной оказывается вся вода, а там, где барьер из травы образует нечто вроде ячейки, муть не проходит внутрь ячейки.

То есть в зоне зарослей создаются участки (окна) прозрачной и мутной воды. Большинство выловленных из таких прудов щук соблазнялись блесной именно на участках мутной воды.

Многие авторы, например, пишут, что ловить надо на границе мутной воды. И, наконец, многие рыболовы прекрасно знают, что в ветреную погоду искать рыбу надо на прибойном берегу. Причем это касается как хищных, так и мирных рыб. Но понятно также, что прибой взмучивает воду и снижает ее прозрачность, размывая берег и поднимая частицы грунта.

А это как раз и есть то, что в первую очередь несет паводковая вода. Здесь я вижу некое противоречие в высказываниях Сенченко. В одном предложении «чистая муть» это, как он считает, «взвести глины, извести и донных отложений», а в другом — подчеркивает, «что вода должна быть мутной не от паводковой и прочей грязи».

В какой-то части с мнением Сенченко можно согласиться, действительно, в мутной воде рыбу ловить лучше, а согласно поговорке, и не только рыбу. Единственно, что бы я хотел обязательно добавить, видимо, говоря о мутности воды в водоеме, следует добавить еще и понятие о критерии концентрации паводковой мутности.

На самом деле, ведь когда мы искусственно взмучиваем воду в водоеме, чтобы улучшить клев, мы поднимаем со дна ту самую «муть», против которой выступил Сенченко, после чего клев, как правило, улучшается. Вот пример.

В озерном крае Смоленщины близ усадьбы-музея Пржевальского мне довелось ловить рыбу в двух озерах, расположенных, что называется, «рядом». Основное озеро, на котором мы стояли лагерем, называется Чистик, второе носит название Мутное. Не трудно догадаться, что такие названия озера получили за прозрачность своей воды.

В озере Чистик прозрачность воды обеспечивает видимость (на глаз) не менее четырех метров. В озере Мутном видимость была 0.5 — 1 метр, по крайней мере, в то время, когда я там ловил рыбу. Но, тем не менее, и в том, и в другом озере рыба привыкла к такой прозрачности в «ее доме» и преспокойно живет в этих озерах и ловится.

Причем в озере Мутном прозрачность снижена именно за счет присутствия в воде взвешенных частиц, как мне кажется, грунта, хотя за ту неделю, что мы там стояли лагерем на берегу, ни дождей, ни сильного ветра не было. Рассматривая вопрос «мутной воды», не могу не привести очень мудрого мнения, как я считаю.

Константина Кузьмина, выраженного им в статье «Уметь понимать водоем». Опираясь на свой богатый опыт охоты со спиннингом, за что кое-кто из спиннингистов не зря назвал его «современным классиком», а также опираясь на завидное умение в результате анализа вскрывать природу явления, он заключил: «… для каждого водоема имеется свой «фоновый» уровень прозрачности.

Значительное уменьшение прозрачности в сравнении с этим «фоновым» уровнем ведет к уменьшению активности рыбы, хищной в особенности. Но пороговый уровень, при котором почти прекращается всякий клев, для каждого водоема свой».

Источник

Поделиться в соцсетях